Истории родов

Healing Birth

Автор: Ольга Щекина
Этот текст я хочу посвятить рождению своего второго ребёнка, долго собиралась с мыслями, пришло время.
Наверное, он больше о том, как важно выбрать тех, кто будет встречать малыша, и кто будет рядом в момент рождения.


16145468_1686222691669538_871350546_o
В свою первую очень долгожданную беременность я летала и порхала, ощущала волшебство вселенной и огромную любовь ко всему миру и маленькому чуду внутри себя. Я верю, что малыш выбирает, кто будет рядом в родах и даёт знать о своем выборе заранее. Так я познакомилась с  акушеркой Машей Коноваленковой, ее выбрала Каролинка. Я помню свой первый визит в Буми на Бали, я пришла и с первого момента поняла, что «тут» мы рожать не будем. Все не то. Хотя я специально летела на Бали, именно туда. Когда Маша впервые положила руку на мой живот, заговорила с малышкой, я почувствовала огромное доверие и расслабление, мне сразу пришло понимание, что я хочу рожать дома с Машей и больше ни с кем. Но Вселенной и Богу виднее, для чего все пошло совсем иначе.

В 38,5 недель Каролинка ушла, не родившись. Ее достали путём кесарева сечения, и только шрам напоминает мне о том, что это действительно было со мной, и то был мой выбор. Да, спустя время, я думала, почему я решила делать кесарево, почему не рожала сама? В России бы не сделали мне его, а на Бали пошли на встречу. Тогда мне хотелось одного, чтобы тот кошмар скорее закончился. После операции я обняла свою девочку, это было очень важно и ценно. А потом отпустила ее прах в океан. Мой ангел всегда со мной рядом.

Новая Душа пришла неожиданно быстро для меня, и вторая беременность была совсем другой, очень конкретной и земной, проявив множество болезненных моментов и обид, показала мне мою теневую сторону и все то, что было так не гармонично, с  чем нужно было работать, а не убегать в небеса. Беременность пролетела очень быстро и незаметно. На этот раз я ничего совсем не планировала и выбрала тактику — «будь что будет, я доверяю высшим силам».

Спустя год, я вернулась на Бали с новой душой внутри себя, чтобы «закрыть» тот пласт жизни, который ещё болел и не отпускал. Там, сидя на берегу океана, я ощутила тишину и то, как моя боль утихает.

Заехав к Маше в гости, я ещё не знала, где и с кем я буду рожать. Было очевидно одно, что второй раз я не полечу рожать на Бали. В тот вечер я попросила Машу послушать сердечко малыша, и когда она прикоснулась к животу, ко мне вновь пришло тепло и ощущение вселенской любви. Тогда я поняла, что это —  мой родной человек. Она была со мной рядом в тяжелейший момент и вместе со мной прожила мою боль. Мне захотелось, чтобы в родах мы были вместе, как хотелось этого в первый раз.

Но как быть? — я в Москве, а Маша на Бали. Удивительным образом, в итоге все сложилось так, что Маша со всей семьёй прилетела в Россию. А я начала искать варианты для родов со своей акушеркой. Мой выбор пал на 68й роддом. О нем я слышала наибольшее количество отзывов, как о роддоме, настроенном про-естественно и дружественно к семье и ребенку. Однако, на первой встрече с врачом мне сказали, что рожать с Машей у меня не получится, ведь она официально не трудоустроена здесь. Я расстроилась очень, но надежды терять не собиралась! Я думала, кого из врачей мне стоило выбрать, кто смог бы понять и услышать меня, как важно было мне рожать именно со своей акушеркой. Через какое-то время я узнала о главном враче 68го роддома, Вученович Юлии Дмитриевне. Я понимала, что ее решения не сможет опровергнуть никто. Ну и конечно, я пошла с ней знакомиться! Рассказала ей нашу историю, про потерю, про Бали, про Машу, о том, как важно мне родить самой после кесарева ( и спустя столь короткий срок). Юлия Дмитриевна сразу пошла на встречу и очень расположила к себе, заверив, что даст Маше возможность принимать у меня роды. Я была счастлива и ждала дня Х.

Ближе к сроку меня начало «крыть» по-страшному: сны, подсознание активизировалось, страхи, слезы, «а вдруг опять и как пройти эти 38,5 нед и пусть уже скорее все начнётся». Но малыш не торопился. В ночь с 6го на 7ое ноября у меня отошли воды и я почувствовала такую радость и эйфорию, что вот-вот и мы встретимся! Мне не спалось и я поскакала в 4 утра готовить пасту и печь пирог, — а вдруг больше поесть не удастся?! Весь день 7го Леха очень переживал и порывался увезти меня в роддом, но схваток не было и я не спешила. Я была абсолютно спокойна и уверена в том, что все будет хорошо. На этот раз точно. Вечером того дня, по совету Маши, мы поехали к ней домой, чтоб она посмотрела, как дела, посмотрела руками положение малыша, послушала сердечко. Там, у Маши, было принято решение ехать в роддом, так как по контракту и после кесарева лучше ждать и наблюдаться у них.

Приехали в род дом, прошли в свою родильную палату: я на кровать, Леха устроился на пуфике. Задача — спать и набираться сил. Ночью начались схватки. Маша приехала к нам часов в 6 утра и тихонько устроилась на коврике на полу. Утром все схватки утихли. Маша объяснила, что так бывает и посоветовала всем разъехаться по своим делам, чтобы оставить меня на едине и в покое. «Так бывает» — уверила она, особенно во вторых родах и особенно после кесарева, женский организм, не спеша, очень плавно входит в родовой процесс. Оставшись одна, я, сидя на кровати, делала медитации на укрепление нервной системы. Вечером ко мне заглянула Юлия Дмитриевна и сказала, что если к утру рожать не начнём, то она не будет рисковать и, зная прошлый опыт, не возьмёт такую ответственность — поедем на опереацию. Для меня это было самое страшное. Я поревела, позвонила Маше, мы поговрили. Схватки к тому моменту были, правда с большим интервалом. День склонялся к сумеркам и Маша дала мне четкие рекомендации по «разгону родов». Я была настроена решительно! Чего я тока не делала! Я и бёдрами крутила, на мячике прыгала, приседала как-то по-хитрому и танцевала первобытные танцы с пузом под Перукуа. И, о чудо, схватки разошлись! Маша вернулась около 11ти вечара и мы все на вторую ночь легли спать тем же составом. Я, как Великая Мать — на кровати, Лёха и Маша на полу, как бедные родственники. И, о чудо, меня услышали!  В 3 ночи схватки координально изменились и меня стало слышно. Мощь и боль нарастали постоянно. Я вставала, ходила тихонечко, чтоб не разбудить свою группу поддержки (можно подумать при таком экшене я могла спать — замечение редактора:) Маша все так же советовала беречь силы и спать, как можно дольше. Большую половину схваток я проспала. Схватки я при этом прекрасно ощущала, но после проваливалась в сон. Утром вновь заглянула Юлия Дмитриевна, улбкой поприветствовав всех окупантов палаты. Осмотр покзал раскрытие в 5см, чем безмерно обрадовал и воодушевил нас всех! Мне был дан шанс.

16142437_1686224975002643_7946510408723315879_n

Схватки были вполне терпимые. Иногда я была одна, иногда мы трудились все втроём. Не могу сказать, что это была сильная боль, но было терпимо. Но вот стоило зайти кому-то из местного персонала, я вся напрягалась. Теперь я точно знаю, что для меня было бы комфортнее, если бы кроме нас троих к нам бы никто не заходил. Но увы, мы сами выбрали роддом, и поэтому правила «игры» мы уважали и принимали с самого начала. Рожать дома, как хотелось, я в этот раз не решилась.

Каждой клеткой кожи я чувствовала, как моему врачу хотелось вмешаться и ускорить роды. Ее тоже можно было понять: роженица с рубцом и вторые сутки в родах! Но я так рада и благодарна была Маше за то, что она брала ее за руку, мягко выводила в коридор, тихо и чутко о чем-то говорила с Юлией Дмитриевной, делилась своими наблюдениями и ощущениями того, что все у нас идёт хорошо и по вполне здоровому сценарию, что с малышом все хорошо (КТГ, кстати, я почти не снимала). Так мы выигрывали драгоценное время. Ведь ты не прикажешь своим родам. Не будь у меня такой поддержки, я уверена, меня давно бы отвезли в операционную. Но мы не сдавались. И мы все по-настоящему верили!

В какой-то момент, я помню, ко мне пришло чувство вины, что я вторые сутки держу рядом двух людей и ничего не происходит. Мне хотелось даже, чтобы они ушли и не ждали, когда я рожу. Тогда мне казалось, что похоже это не случится никогда. Схватки были все еще не регулярны. Смеркалось. Маша сидела в коридоре, давая мне уединенное пространство. Как оказалась, в соседней палате, паралельно со мной рожала девушка. Ребеночек у нее стоял в сложном тазовом предлежании. Это значит попой вниз, да еще и с одной ножкой вниз, прижатой к ягодичкам. Ситуация там была очень сложная и напряженная. Главный врач попросила Машу помочь. Перед тем, как уйти, Маша заглянула ко мне, дала пару шариков гомеопатии и снова наказала мне спать. Я заснула.

Проснулась я уже в темноте и в тишине, понимая, что пришли потуги и я понятия не имею, что мне делать, как себя вести и дышать. Ощущение было одно, буд-то сейчас меня разорвёт на тысячу мелких частей! Это даже нельзя было назвать болью. Это нечто запредельное животное и мощное. Благо я была не одна. Я просила Леху греть мою поясницу и ни в коем случае не убирать руку. Но надо было найти и Машу или врача. Леха в панике начал звонить обоим, но ни одна из них не была в доступе. Тогда он сам побежал за Машей в соседнюю палату, где ему сказали, что все экстренно заняты, критическая ситуация, маме и ребенку в тазовом, действительно, нужна была помощь. Леха побежал на пост и привёл роддомовскую акушерку Ольгу, добротную женщину, очень добрую и сильную. Она уверенно сказала мне, что скоро мы родим и вот уже голова рядом. Сказала, как дышать и подбадривала меня, как могла. У меня было ощущение, что я не выживу, но делала то, что мне говорили. И тут, ура, как чудо, забегает Маша и глав врач. Буквально забегают! Маша на ходу сменила перчатки, и как ни в чем ни бывало села на место Ольги, глав врач встала за плечом Маши, Ольга сбоку (ее я попросила остаться), а Лёха смачивал мне лоб холодной водой. Маша очень мягко и уверенно вела меня в процессе потуг. Они с Лехой еще умудрялись шутить и спрашивать меня, как мне рожать. Мне напоминали шутливо, что это лишь начало, ведь я хочу 5х детей.

Прошло, как в пелене, минут 20-30 сильных потуг, и я услышала, как Маша обращается к Лехе: «Папа, ты готов принять ребёнка? — тогда мой руки и сюда!». Дальше время остановилось. Я почувствовала бульк и крик. Леха своими голыми родными руками взял малыша и положил мне его на грудь. Мои слёзы счастья. Я, наконец, увидела своё чудо, не веря своим глазам.

Это невероятный опыт и чудо рождения на свет. Я счастлива, что мой сын родился в тихой спокойной атмосфере, в полумраке, в руки тех людей, которым я доверяю и рядом с которыми чувствовала себя комфортно и уверенно в том, что мы справимся. И я до сих пор не верю, что Я ЭТО СДЕЛАЛА, что Я СМОГЛА.

На Бали я часто слышала волшебные истории родов, об изменённом состоянии в родах, о своеобразном «трипе» в другие миры и мне очень хотелось прожить рождение своего ребёнка без эпидуральной анестезии и кесарева. Я уже это прошла в первый раз и тем ценнее для меня это было сейчас. И когда в период потуг с нами не было никого, и когда Леха в панике говорил, что датчик КТГ съехал и не показывает сердце, что все «капец»,-  я была спокойна и знала, что с ним там все хорошо. И все 2 дня родов я в этом не сомневалась. Я знала это. Этот опыт разделил мою жизнь на ДО и ПОСЛЕ. Я почувствовала в себе столько животной силы, столько энергии, чтобы родить своего ребёнка и это, действительно, стоило пережить. Я счастлива, что нам удалось родить так, как мне хотелось, в стенах роддома, не перерезать пуповину пока она не отпульсирует, забрать плаценту с собой и не расставаться с нашим ребёнком ни на минуту. Держать его у груди, не отвлекаться ни на что и разглядывать каждый его сантиметр. И спустя 2,5 месяца я точно могу сказать, что хочу ещё и это только начало.

Спасибо Богу, Каролинке и моей лучшей группе поддержки, что вы были рядом со мной и конечно Душе нашего маленького принца, что выбрал нас своими родителями. Я уже не представляю как мы жили без этих улыбающихся голубых глаз! Счастье есть.

16145441_1686222848336189_1790625129_o